Оставь свое мнение Отзывы
Версия для печати

19 апреля - день российской полиграфии!

19.04.2018

ОДИССЕЯ СПАСАТЕЛЯ АНТОНОВА

С Виктором Антоновым, директором типографии ЦМИК, мы познакомились недавно, но за это время он прочно вошел в круг наших друзей. Партнер «Экспедиции», участник форума «100 успешных романтиков», основатель ярославской полиграфической компании CMYK рассказывает о себе, бизнесе и о том, где искать свое счастье.

– Расскажи о своем детстве.

– Мы с братом выросли в Учительском поселке – так называется небольшой район частных домов прямо в центре Ярославля. Он находится рядом со школой,и там изначально селились учителя с семьями. Ну а я родился в семье потомственных учителей – отец, дедушка, бабушка… Отец вообще уникальный человек, в Ярославле таких всего двое. Он учитель физики, на базе своей школы создал клуб детского туризма «Одиссей» и вот уже 45 лет водит подростков в походы. Первые его ученики сейчас отдают в клуб внуков! Три поколения через него прошло. Естественно, мы уже с двух лет сидели в байдарке и впитывали романтику позднего советского туризма – реки, леса, костры, гитара, КСП…

– Завидный пример для подражания, да и просто образец гуманизма – педагог по профессии и по призванию.

– Это точно. Правда, подражать получилось не во всем –учителями мы с братом так и не стали, как бы отцу этого ни хотелось. Но основы воспитания и отношения к людям я получил на всю жизнь. Кстати, к педагогике,возможно, я еще вернусь, по крайней мере желание учить детей у меня есть. Но пока это в планах.

– Как заработал первые деньги?

– Наступили 90-е, и вместе со всеми мы окунулись в новый мир возможностей. Еще пацанами мыли машины, потом, уже в университете, работали ночными сторожами. Найти поинтереснее занятие помог богатый туристический опыт. Сначала мы придумали зимой по ночам чистить крыши от снега. Днем ведь опасно, пешеходы, а ночью никому не мешаешь. С нашей альпинистской подготовкой сложностей это не представляло: зацепился веревкой, лопату в руки –утром крыша чистая. Когда ЖЭКи увидели результаты, они нам стали отдавать целые кварталы и улицы.

– Вот это я понимаю – романтическая профессия: ночной чистильщик крыш!

– Да, и мы это дело поставили на поток. У нас появилась слаженная бригада, и всю зиму мы занимались чисткой крыш. А все теплое время года продолжали ходить в походы. Дел невпроворот – какая уж тут учеба. Туризм дал нам и вторую бизнес-идею. Родители одного из наших друзей отправлялись в сплав на Алтай, и им нужен был катамаран. А мы с детских лет научились все снаряжение шить сами – куртки, штаны, ветровки, даже катамараны. Фирменного-то ведь ничего не было. В общем, взялись мы шить катамаран. Назвали огромную, как нам тогда казалось, сумму, а когда закончили, то оказалось, что еле вышли в ноль. Даже, наверное, в минус. Зато сшили классно (катамаран тот, кажется, до сих пор ходит) и решили создать мастерскую по пошиву туринвентаря.

– Что из этого вышло?

– Ничего, хотя время для старта было хорошее. Рынок спортивного снаряжения только начинал расти, и, кстати, все нынешние российские лидеры этой ниши начинали именно тогда и тоже с маленьких швейных мастерских. Но у нас было слишком много дел: зимой – крыши, летом – походы, да еще родители настаивали, чтобы мы все-таки доучились до диплома. При этом лично я свое будущее рисовал совсем другим.

Как-то в начале 90-х увидел документальный сериал по телевизору – «Служба спасения 911» и стал мечтать о профессии спасателя. Пошел на курсы спасателей, и в итоге из сотни человек единственным пробился в отряд. Не потому, что был самый крутой, хотя моя туристическая подготовка, конечно, помогала, а просто потому, что мне было больше всех надо.

Помнишь героя из фильма «Побег из Шоушенка», который каждый день писал письмо в библиотеку, чтобы ему присылали книги, а когда ему наконец ответили, стал писать дважды в день? Вот я примерно так же «бомбил» директора спасотряда, что хочу и готов работать у них. В итоге за полгода до диплома меня вызвали в отряд и сказали, что освободилось место и меня готовы взять, но прямо сейчас. Недолго думая, я окончательно «забил» на учебу и ушел в спасатели.

– Что вспоминается из того периода?

– Я вообще с теплотой вспоминаю то время – моя пацанская мечта превратилась в настоящую мужскую работу. Профессия спасателя очень разноплановая – есть и тяжелая, неприятная сторона. А самое светлое связано со спасением детей. «Классика жанра» – летом малыши выпадают из открытых окон. Так вот однажды сняли ребенка практически в последний момент с подоконника четвертого этажа, причем в квартиру было не попасть, и мы едва успели зацепиться веревкой этажом выше и спуститься по стене.

– И все же с мечтой пришлось расстаться. Почему?

– Романтика, помощь, служба на благо людей – все было здорово. Но из имущества в то время у меня была рваная майка, джинсы и велосипед. Гражданским спасателям всегда платили копейки, так что я продолжал зимой чистить крыши. Более того, мы созрели для мудрого предпринимательского решения – расширять бизнес путем создания нескольких параллельных бригад, но тут в город хлынули мигранты из среднеазиатских республик, готовые работать буквально за еду, и рынок высотных работ обрушился.

Нужно было как-то зарабатывать на жизнь. А брат в то время, когда я был спасателем, устроился в копи-центр. Дело новое, непривычное. Помню, пришел как-то к нему, смотрю, как он сканирует, копирует, спрашиваю: что еще эта машина может? А она на тот момент была венцом технического прогресса – могла делать цветные копии. Много их в Ярославле?
– Две, – отвечает.
– Давай купим и сами начнем работать!

– Где взяли стартовый капитал?

– Нам повезло с посторонней помощью взять кредит, мы купили полноцветный копир, сняли малюсенький офис и засучили рукава. Три дня я работал спасателем, а три дня – в салоне. Разумеется, долго в таком режиме протянуть не мог, и передо мной встала дилемма: либо оставаться спасателем, причем мне уже предлагали ехать в Москву, в Центроспас, либо пытаться развивать новую стезю. В общем, сработала моя связка с братом – ну не мог я его бросить одного и уехать! Раз взялись за дело, надо идти до конца.

– Так зародился главный и по сей день успешный бизнес-проект.

– Причем вначале даже не было осознания, что мы занимаемся каким-то предпринимательством – просто делали и все. С тех пор прошло 13 лет, мы здорово выросли, но и сейчас я могу сказать: мы не играем в бизнес, мы играем в свое дело. Верим в него, в то, что можем делать его хорошо, и стараемся развивать.

– В каком направлении?

– В направлении цифровой полиграфии. Мы уже многое знаем в этой сфере, много умеем. Главное – так развивается рынок. Большие офсетные тиражи уходят в прошлое, а на смену им приходит print-on-demand, печать по требованию, когда типография должна уметь вместо 20 тысяч журналов напечатать 50, но уже сегодня, максимум – завтра. А вообще будущее полиграфии – точечная, адресная история. Маркетинг становится очень высокоточным и направленным оружием. Никто не будет печатать по 20 тысяч рекламных листовок, из которых сработает меньше 1%, а остальное пойдет в урну. Вместо них напечатают сотню, но совершенно определенным адресатам и с уникальным контентом.

– Если задуматься: в чем волшебный секрет, который помог от паспортных копий добраться до нынешних высот?

– Волшебства никакого и нет. Тяжкий труд через не хочу и не могу. У нас есть любимая фраза: «доработать до конца». Хороший принцип, универсальный, я его ко всему применяю. В этом смысле, наверное, мы идем слегка вразрез с модными веяниями бизнеса, бесчисленными стартапами. Само слово «стартап» подразумевает, что можно что-то легко начать и так же легко бросить. Это точно не наш метод – всегда идем до конца.

– Тогда, может быть, секрет в отношении? Только что, прервав разговор, ты передавал заказ клиенту. И сразу возник образ твоего папы: наверное, он точно так же возится с детьми в походах.

– Только адресная работа, я по-другому не могу. И менеджеров своих этому же учу. Другое дело – такой подход требует страшных затрат энергии. Домой приползаешь выжатым лимоном. Но и клиенты всегда чувствуют, что на них не наплевать, и возвращаются именно за таким отношением.

Предельный фанатизм в работе оборачивается еще одним«пряником»: он привлекает в коллектив единомышленников и помогает сколотить очень крепкую команду практически без текучки. А команда – непополняемый извне ресурс. Профессионала вырастить можно только внутри, со стороны взять некого.

Кстати, о команде и командообразовании. У нас есть правило: в год обязательно проводятся три похода – велопробег, сплав на байдарках и пеший поход. Так вот с недавних пор в наши походы стали вливаться клиенты. И знаешь, как это здорово сближает? Если вы друг другу в лесу однажды подставили плечо, то потом и в бизнесе уровень отношений и доверия совершенно иной. В этом плане для меня идеал – то, как строили деловые отношения российские купцы. Они же вообще никаких бумажек не подписывали – не надо было! Если купец сказал свое слово, то назавтра по Волге уже шли баржи с товаром на сотни тысяч.

– Каковы главные конкурентные преимущества типографии CMYK?

– Мы всегда делали упор на технологии. Закупаем только лучшие машины – американские, японские.

Но наша сильная сторона не в технике, а в том, как мы ее «дожимаем», заставляем машины делать то, что они вообще-то делать не должны. Например, печатаем «цифрой» иконы с золотым слоем. Или работаем на стыке ниш – по классическому рецепту Саши Кравцова: совмещаем совершенно разные технологии полноцветной печати и фольгирования и получаем красочный календарь с маяком, от которого идет сияющий луч света.

С выходом на федеральный рынок и ростом количества заказов и скорости их выполнения (в настоящее время мы обрабатываем от 100 до 200 заказов в день) главная задача – удержать планку качества, для чего сейчас проводим сумасшедшую организационную работу. Не могу сказать, что с заказчиком, к примеру, из Москвы, как-то сложнее работать. Наоборот, чаще они на бизнес-процесс смотрят проще и адекватнее. Ну а мы развиваем программы корпоративной лояльности (тем более что работаем пока исключительно в сегменте В2В) – пакеты годового обслуживания, работа на доверии. Задача – стопроцентная конверсия, то есть возврат каждого клиента.

– В чем ты видишь будущее рынка печати, и как компания к нему готовится?

– Наше «завтра» выглядит так. Вот-вот появятся машины с революционной технологией сверхскоростной и очень дешевой струйной печати. Мамонты вымрут. Рынок захватят компании, которые сумеют работать адресно, очень быстро, молниеносно подстраиваясь под задачи клиента. При этом все стандартизированные заказы подомнут под себя федеральные сети. Единственный ответ – искать и внедрять нестандартные, уникальные вещи и делать их быстро и фанатично качественно.

Альманах «Экспедиция» №1(9)2018


Возврат к списку